fbpx
Size of letters 1x
Site color
Image
Additionally
Line height
Letter spacing
Font
Embedded items (videos, maps, etc.)
 

We need to prepare for the marathon: Anna Derevyanko on the prospects of companies and how EBA helps business

23/ 05/ 2022
  Anna Derevyanko. . Украинский общественный деятель, исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации (ЕВА). С начала войны ассоциация сотрудничает с бизнесом и государством, чтобы поддерживать экономику Украины и помогать ВСУ. В проекте «Незламні» Анна рассказала WoMo, как  ЕВА перестроила свою работу во время войны, о перспективах украинского бизнеса и о том, откуда черпает силы на непрерывную работу. Как пандемия помогла подготовиться к войне  Пандемия в каком-то смысле помогла нам подготовиться к войне, поэтому каких-то больших изменений мы не прочувствовали. Во время карантина мы смогли цифровизировать и построить все операционные процессы так, чтобы можно было работать вне зависимости от места. Плюс львиная доля капитала, необходимая для функционирования ассоциации, пришла еще до войны. Соответственно мы смогли дать гарантии около 100 своим сотрудникам, что минимум до конца года они будут трудоустроены и получать зарплату. Реструктуризация работы и влияние войны на бизнес. С началом войны нашим приоритетом стало обеспечить безопасность команды и их семей. Многие сотрудники остались в Украине, но в разных городах. Часть людей выехала за границу. И все включились в процессы дистанционно. Мы ничего не меняли в плане организации работы, просто переключились на военные рельсы. Мы не замечаем этого географического рассредоточения, потому что ежедневно на связи. Единственное, чего не хватает, это  общения тет-а-тет. Адаптировали некоторые проекты под военные цели. Например, проект Second Chance Bank теперь служит платформой, на которой выставляются военные потребности с информацией о компаниях, готовых предоставить поддержку. Мы поставили себе задачу стать медиатором между правительством и бизнесом. Иногда выполняем функцию информатора, когда говорим о запросах бизнеса, проблемах или предоставляем четкие предложения. Нам задают вопросы о мобилизации персонала, валютной либерализации, необходимости возмещения НДС для экспортеров, работе после войны, критическом импорте. Последний вопрос был в топе проблем, с которыми обращаются компании с первых дней войны. ЕВА старается быть на постоянной связи с госорганами, которым тоже сейчас нелегко, но они сгруппировались и удивили в хорошем плане. Насколько мне известно, даже на самом высоком уровне стоит задача максимально либерализировать условия для ведения бизнеса. Желаний у бизнеса много, но не все их может удовлетворить государство, среди основных — минимум проверок, возмещение НДС экспортерам. Главное, чтобы прекратились боевые действия, ведь чтобы экспортеры продолжали работать, должна работать логистика. А сейчас даже акватория Черного моря непроездная, а это негативно влияет на перспективы нашего экспорта. Мы направили пакет в Минэкономики с предложениями о том, как облегчить жизнь бизнесу. Думаю, этот документ может дорабатываться, дополняться, потому что все работают сейчас в непростом режиме и идеи могут меняться. А бизнесу нужно быть очень гибким, чтобы умно реагировать на любые изменения и стараться действовать с холодной головой. Надо чтобы и бизнес был союзником государства. Трансформация и перспективы украинского бизнеса. Процесс трансформации бизнеса начался 24 февраля. Мы проводим регулярные опросы компаний и видим, как меняется обстановка. Раньше это были еженедельные опросы, но теперь мы несколько реже обращаемся к компаниям. В первые несколько недель у всех была первостепенная задача  обеспечить свою безопасность и безопасность сотрудников, поэтому кто-то перемещался в пределах Украины, кто-то выезжал за  границу. Потом стоял вопрос работы критической инфраструктуры — банковской системы, сферы услуг, здравоохранения. Многие бизнесы в этой структуре продолжили работать, за что им благодарны. Остальные бизнесы вели себя по-разному. Это зависело от того, с чем их команды подошли к 24 февраля. Опять же пандемия очень помогла всем цифровизироваться и перестроить свои бизнес-процессы. Так что когда началась война, эти компании смогли максимально сгруппироваться. Мы не берем в расчет тех, чьи активы были физически уничтожены. Там вообще сложно говорить о работе бизнеса, особенно если это был единственный объект или актив. Но компании с несколькими активами, даже если один пострадал, справлялись: оставшиеся генерили финансовые потоки. Спустя несколько недель после войны бизнес начал постепенно оживать — порядка 25-30% компаний. Сейчас это бизнес-движение еще больше ожило — работают больше половины. Понятно, что довоенного уровня мало кто смог достичь и в перспективе ближайшего времени это будет сделать сложно. Тем не менее кто-то достигает 25% оборота прошлого года, и он уже счастлив. Кому-то удается достичь 30-40% по сравнению с прошлым годом, а кому-то 50%. У кого вообще ничего не просело, например, как в IT-бизнесе, но это, конечно, единицы. Хочется, чтобы число последних росло, но пока радует даже та тенденция, что постепенно бизнес адаптируется к новой реальности. Мы надеемся, что спустя время будет больше компаний, которые смогут похвастаться результатами. Безусловно, во всем это компании пытаются поддерживать людей, платить зарплаты. Кто-то имеет возможность делать это до конца года. Это компании, которые формируют по сути авангард нашего бизнеса. Но далеко не все работают в таких компаниях и далеко не все имеют финансовую поддержку или финансовые гарантии даже на месяц. Нужно надеяться на лучшее, но понимать, как строить свою жизнь, если кто-то лишится работы или зарплаты. Нужно постараться выдержать, стать сильнее, чтобы в период расцвета восстановиться и быть еще более могучими. Новая жизнь за два месяца. Моя жизнь поменялась кардинально, как и у многих из нас. Мне пришлось экстренно оставить свой дом: мы эвакуировались буквально под вертолетами рф, потому что моя семья не верила, что будет война. Я никогда раньше не могла самостоятельно справиться даже с банальными бытовыми вопросами, потому что всегда была команда поддержки. А тут пришлось взять себя в руки и ехать за рулем семь дней, чтобы добраться до места назначения. Когда пересекала границу Украины — будто пуповину перерезали. Столько слез пролила, думала, весь руль будет в слезах. Я понимала, что у меня два выхода: продолжать реветь или собраться, поставив новые цели и задачи. Я выбрала второе. К тому же я понимала, что от моей моральной целостности зависит дух нашего коллектива. Моя цель была — благосостояние семьи и участников нашей организации. Верю, что все изменения, которые мы проходим, в конечном итоге будут на пользу. Наша страна укрепилась и будет укрепляться дальше. Мы укрепимся как нация, получим новые знания. Даже на моем примере: мы с сыном знакомимся с жизнью в другой стране и сможем потом принести эти знания в жизнь Украины. Спустя почти два месяца пребывания за границей могу сказать, что научилась справляться со многими вещами самостоятельно. Можно быть счастливым, даже будучи бомжом: как держать себя в тонусе во время войны. До войны у меня были четкие биоритмы. Утро начиналось со спорта, медитаций, прогулки, чтения книг. Понятно, что война это все нарушила и первые недели были суматошными. Но впоследствии, войдя в этот график, я вернулась к своим биоритмам. Мне кажется, для всех важно восстановить эти ритмы. Это держит. Надо стараться проживать свою обычную жизнь, где бы ты ни был, чтобы это давало тебе силы. Я раньше читала об этом и общалась с врачами, которые подтверждали, что именно умение держать биоритмы является важным условием твоей физической и психологической целостности. Это не касается тех людей, которые сейчас находятся на оккупированных территориях или в подвалах. Их главная цель — выжить. Стараюсь продолжать изучать иностранные языки, в частности испанский. Я и сейчас читаю книги о саморазвитии, достижении баланса, целостности.  Они помогают понять, что тебе не так много нужно, чтобы получать удовольствие от жизни и быть счастливым. По мнению ряда психологов, нам нужна еда, питье, кров и возможность защитить себя от непогоды. Если мы это имеем, то должны подключать свою фантазию и внутренний настрой, чтобы получить удовольствие от жизни. Понятно, что людям, которые имели все и резко потеряли, сложно смириться с этим статусом «бездомного». Но я уверена, что где бы человек ни решил развиваться — за границей или в Украине, ему нужно время, чтобы восстановиться. Вспоминаю слова Черчилля: «Если попал в ад, не останавливайся, иди дальше.» Нам необходимо рассчитывать силы на марафон. Эта ситуация может продлиться не месяц и не два, исходя из этого стоит строить планы по развитию своего бизнеса, своей жизни, потому что у нас нет другого варианта. Источник: WoMo.UA
Anna Derevyanko
Украинский общественный деятель, исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации (ЕВА). С начала войны ассоциация сотрудничает с бизнесом и государством, чтобы поддерживать экономику Украины и помогать ВСУ.

В проекте «Незламні» Анна рассказала WoMo, как  ЕВА перестроила свою работу во время войны, о перспективах украинского бизнеса и о том, откуда черпает силы на непрерывную работу.

Как пандемия помогла подготовиться к войне 

Пандемия в каком-то смысле помогла нам подготовиться к войне, поэтому каких-то больших изменений мы не прочувствовали. Во время карантина мы смогли цифровизировать и построить все операционные процессы так, чтобы можно было работать вне зависимости от места.

Плюс львиная доля капитала, необходимая для функционирования ассоциации, пришла еще до войны. Соответственно мы смогли дать гарантии около 100 своим сотрудникам, что минимум до конца года они будут трудоустроены и получать зарплату.

Реструктуризация работы и влияние войны на бизнес

С началом войны нашим приоритетом стало обеспечить безопасность команды и их семей. Многие сотрудники остались в Украине, но в разных городах. Часть людей выехала за границу. И все включились в процессы дистанционно. Мы ничего не меняли в плане организации работы, просто переключились на военные рельсы. Мы не замечаем этого географического рассредоточения, потому что ежедневно на связи. Единственное, чего не хватает, это  общения тет-а-тет.

Адаптировали некоторые проекты под военные цели. Например, проект Second Chance Bank теперь служит платформой, на которой выставляются военные потребности с информацией о компаниях, готовых предоставить поддержку.

Мы поставили себе задачу стать медиатором между правительством и бизнесом. Иногда выполняем функцию информатора, когда говорим о запросах бизнеса, проблемах или предоставляем четкие предложения. Нам задают вопросы о мобилизации персонала, валютной либерализации, необходимости возмещения НДС для экспортеров, работе после войны, критическом импорте. Последний вопрос был в топе проблем, с которыми обращаются компании с первых дней войны.

ЕВА старается быть на постоянной связи с госорганами, которым тоже сейчас нелегко, но они сгруппировались и удивили в хорошем плане. Насколько мне известно, даже на самом высоком уровне стоит задача максимально либерализировать условия для ведения бизнеса. Желаний у бизнеса много, но не все их может удовлетворить государство, среди основных — минимум проверок, возмещение НДС экспортерам.

Главное, чтобы прекратились боевые действия, ведь чтобы экспортеры продолжали работать, должна работать логистика. А сейчас даже акватория Черного моря непроездная, а это негативно влияет на перспективы нашего экспорта.

Мы направили пакет в Минэкономики с предложениями о том, как облегчить жизнь бизнесу. Думаю, этот документ может дорабатываться, дополняться, потому что все работают сейчас в непростом режиме и идеи могут меняться. А бизнесу нужно быть очень гибким, чтобы умно реагировать на любые изменения и стараться действовать с холодной головой. Надо чтобы и бизнес был союзником государства.

Трансформация и перспективы украинского бизнеса

Процесс трансформации бизнеса начался 24 февраля. Мы проводим регулярные опросы компаний и видим, как меняется обстановка. Раньше это были еженедельные опросы, но теперь мы несколько реже обращаемся к компаниям.

В первые несколько недель у всех была первостепенная задача  обеспечить свою безопасность и безопасность сотрудников, поэтому кто-то перемещался в пределах Украины, кто-то выезжал за  границу.

Потом стоял вопрос работы критической инфраструктуры — банковской системы, сферы услуг, здравоохранения. Многие бизнесы в этой структуре продолжили работать, за что им благодарны.

Остальные бизнесы вели себя по-разному. Это зависело от того, с чем их команды подошли к 24 февраля. Опять же пандемия очень помогла всем цифровизироваться и перестроить свои бизнес-процессы. Так что когда началась война, эти компании смогли максимально сгруппироваться.

Мы не берем в расчет тех, чьи активы были физически уничтожены. Там вообще сложно говорить о работе бизнеса, особенно если это был единственный объект или актив. Но компании с несколькими активами, даже если один пострадал, справлялись: оставшиеся генерили финансовые потоки.

Спустя несколько недель после войны бизнес начал постепенно оживать — порядка 25-30% компаний. Сейчас это бизнес-движение еще больше ожило — работают больше половины. Понятно, что довоенного уровня мало кто смог достичь и в перспективе ближайшего времени это будет сделать сложно. Тем не менее кто-то достигает 25% оборота прошлого года, и он уже счастлив. Кому-то удается достичь 30-40% по сравнению с прошлым годом, а кому-то 50%. У кого вообще ничего не просело, например, как в IT-бизнесе, но это, конечно, единицы.

Хочется, чтобы число последних росло, но пока радует даже та тенденция, что постепенно бизнес адаптируется к новой реальности. Мы надеемся, что спустя время будет больше компаний, которые смогут похвастаться результатами.

Безусловно, во всем это компании пытаются поддерживать людей, платить зарплаты. Кто-то имеет возможность делать это до конца года. Это компании, которые формируют по сути авангард нашего бизнеса. Но далеко не все работают в таких компаниях и далеко не все имеют финансовую поддержку или финансовые гарантии даже на месяц. Нужно надеяться на лучшее, но понимать, как строить свою жизнь, если кто-то лишится работы или зарплаты. Нужно постараться выдержать, стать сильнее, чтобы в период расцвета восстановиться и быть еще более могучими.

Новая жизнь за два месяца

Моя жизнь поменялась кардинально, как и у многих из нас. Мне пришлось экстренно оставить свой дом: мы эвакуировались буквально под вертолетами рф, потому что моя семья не верила, что будет война.

Я никогда раньше не могла самостоятельно справиться даже с банальными бытовыми вопросами, потому что всегда была команда поддержки. А тут пришлось взять себя в руки и ехать за рулем семь дней, чтобы добраться до места назначения.

Когда пересекала границу Украины — будто пуповину перерезали. Столько слез пролила, думала, весь руль будет в слезах. Я понимала, что у меня два выхода: продолжать реветь или собраться, поставив новые цели и задачи. Я выбрала второе. К тому же я понимала, что от моей моральной целостности зависит дух нашего коллектива. Моя цель была — благосостояние семьи и участников нашей организации.

Верю, что все изменения, которые мы проходим, в конечном итоге будут на пользу. Наша страна укрепилась и будет укрепляться дальше. Мы укрепимся как нация, получим новые знания. Даже на моем примере: мы с сыном знакомимся с жизнью в другой стране и сможем потом принести эти знания в жизнь Украины. Спустя почти два месяца пребывания за границей могу сказать, что научилась справляться со многими вещами самостоятельно.

Можно быть счастливым, даже будучи бомжом: как держать себя в тонусе во время войны

До войны у меня были четкие биоритмы. Утро начиналось со спорта, медитаций, прогулки, чтения книг. Понятно, что война это все нарушила и первые недели были суматошными. Но впоследствии, войдя в этот график, я вернулась к своим биоритмам. Мне кажется, для всех важно восстановить эти ритмы. Это держит.

Надо стараться проживать свою обычную жизнь, где бы ты ни был, чтобы это давало тебе силы. Я раньше читала об этом и общалась с врачами, которые подтверждали, что именно умение держать биоритмы является важным условием твоей физической и психологической целостности.

Это не касается тех людей, которые сейчас находятся на оккупированных территориях или в подвалах. Их главная цель — выжить.

Стараюсь продолжать изучать иностранные языки, в частности испанский. Я и сейчас читаю книги о саморазвитии, достижении баланса, целостности.  Они помогают понять, что тебе не так много нужно, чтобы получать удовольствие от жизни и быть счастливым. По мнению ряда психологов, нам нужна еда, питье, кров и возможность защитить себя от непогоды. Если мы это имеем, то должны подключать свою фантазию и внутренний настрой, чтобы получить удовольствие от жизни. Понятно, что людям, которые имели все и резко потеряли, сложно смириться с этим статусом «бездомного». Но я уверена, что где бы человек ни решил развиваться — за границей или в Украине, ему нужно время, чтобы восстановиться.

Вспоминаю слова Черчилля: «Если попал в ад, не останавливайся, иди дальше.»

Нам необходимо рассчитывать силы на марафон. Эта ситуация может продлиться не месяц и не два, исходя из этого стоит строить планы по развитию своего бизнеса, своей жизни, потому что у нас нет другого варианта.

Источник: WoMo.UA

If you have found a spelling error, please, notify us by selecting that text and pressing Ctrl+Enter.

Start
in the Telegram bot
Read articles. Share in social networks

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: